МУСА АХМАДОВ: ПЕЧАТНАЯ КНИГА ВЫДЕРЖИТ КОНКУРЕНЦИЮ С АЙФОНАМИ И АЙПАДАМИ («Молодежная смена»)

На вопросы «МС» ответил народный писатель ЧР, член Союзов писателей ЧР и РФ, главный редактор литературно-художественного журнала «Вайнах» Муса Ахмадов.
— Муса, что вы считаете ярким явлением в современной чеченской литературе?
— Произведения 50-60-летних литераторов. Если конкретнее — поэзию последних лет Лечи Абдулаева, рассказы и повести Мусы Бексултанова, произведения Султана Яшуркаева, живущего в Бельгии, других писателей и поэтов. Есть и несколько молодых талантливых литераторов. И все же, на мой взгляд, сегодня национальная литература держится на людях более старшего поколения.
— Есть ли читатель у современных писателей республики?
— Массовый читатель национальной литературы был в период с середины 80-х до начала 1990-х годов прошлого века. Это было время, благоприятствующее развитию науки республики и чеченской культуры, в том числе литературы и театра. Да, я о годах правления Леонида Брежнева! Они оказались самыми плодотворными для нашей научной и творческой интеллигенции. В тот период у нас сформировалась плеяда талантливых ученых и деятелей культуры – в истории, филологии, этнографии, социологии, литературном и театральном творчестве… Так вот, во времена моей молодости ни одна книга, вышедшая из-под пера известного писателя, поэта, драматурга, не оставалась без внимания широкой читательской аудитории и критиков. Книга обсуждалась и в университете, и в педагогическом вузе, читательская аудитория была вдумчивой и росла изо дня в день.
Теперь дело обстоит иначе. Круг читателей старшего поколения, которые в свое время увлекались чеченской литературой, сильно сократился: многие погибли в трагические для республики годы, многие бежали от боевых действий в дальнее зарубежье, да так и остались в эмиграции. А среди современной молодежи очень мало тех, кто читает литературу вообще, тем более на чеченском языке. Как и во всем мире, связано это с возникновением новых информационных технологий…
— Об этом и хотелось бы спросить. Сегодня все дружно говорят о смерти печатной книги, печатного слова. Мол, будущее – исключительно за интернет-проектами, электронными носителями… Действительность Чечни как-то связана с перспективами печатной продукции?
— Возможности Интернета, конечно, влияют на аудиторию традиционной книги, газет и журналов. И все же я верю, что чеченская литература выживет, как и книга в обычном для нашего поколения понимании. Книга выдержит конкуренцию с Айфонами и Айпадами, и еще долго будет жить параллельно с электронными изданиями.
Как помнит старшее поколение, когда кинематограф стал новым видом искусства, многие считали, что театр исчезнет. А когда появилось телевидение, говорили, что исчезнет кино… В итоге ничего не исчезло, все три вида искусства параллельно существуют, имея свои особенности развития.
Что касается чтения печатной и электронной книг – да, это далеко не одно и то же. Я, например, предпочитаю перелистывать страницы, сопереживая героям, и считаю такое чтение камерным действием. У печатной книги очень много приверженцев, у нее есть будущее. Лично меня на оптимистичный лад настраивает открытие в столице нашей республики, в самом ее центре, пятиэтажного здания Национальной библиотеки, где хранится и активно комплектуется фонд печатных книг.
Хотя я уверен и в необходимости электронных книг и научных работ. «Плюсы» интернет-изданий с точки зрения быстрого распространения и доступности информации неоспоримы. Но я о другом – о приемлемости сосуществования обоих вариантов, что мы и наблюдаем в настоящее время.
— Насколько активно чеченская литература переводится на русский язык?
— Если говорить о чеченской поэзии, то она почти не переводится на русский язык. В советский период переводилась русскими поэтами-переводчиками через подстрочники. Сейчас желающих последовать их примеру среди московских литераторов мало, если не сказать, что их вовсе нет. Единственное, что могло бы сдвинуть ситуацию с «мертвой» точки и привлечь каких-то серьезных переводчиков – материальная заинтересованность.
Что касается чеченской прозы и драматургии, в данном случае речь идет о переводах произведений самими чеченцами, владеющими чеченским и русским языками. Я считаю, что это и есть плодотворный путь, так как их переводы наиболее близки к оригиналу, чем у тех, кто переводит через подстрочники.
Кстати, силами литературно-художественного журнала «Вайнах», мы переводим на русский язык самые нашумевшие публикации, вышедшие на чеченском языке в республиканских СМИ, и публикуем их на страницах нашего издания. Так, в «Вайнахе» были опубликованы в переводе на русский язык рассказы Мусы Бексултанова, роман Саид-Хасана Тагаева, проза и драматургические произведения других наших авторов.
Кроме того, в последнее десятилетие наметилась стойкая тенденция перевода произведений чеченских авторов на европейские языки – чеченскими же переводчиками. Сегодня в Европе проживает до 100 тысяч чеченцев. Многие из них в совершенстве знают европейские языки и выступают в качестве переводчиков. Например, в 2002 году в Париже была издана отдельной книгой на французском языке моя пьеса «Волки», а в 2006-м она была поставлена на сцене парижского театра «Дом восточно-европейской пьесы». Кстати, у этой пьесы не было русского текста, ее перевел с чеченского на французский переводчик Абубакар Абаев. Он — чеченец, живущий во Франции, работал над переводом в соавторстве с французской писательницей Камиллой Сирота.
В последующие годы в Париже издано несколько сборников, где на французском языке представлены произведения разных чеченских авторов, пишущих на родном языке.
Кроме того, недавно в Швейцарии вышли на немецком языке две книги – проза Мусы Бесултанова и моя. Ранее в Европе на немецком и французском языках были изданы книги писателя Султана Яшуркаева, на немецком – поэта Апти Бисултанова, других наших авторов. Словом, раз у европейцев есть интерес к чеченской культуре и литературе, спрос, как говорится, рождает предложение.
— На какие произведения чеченских поэтов и прозаиков вы посоветовали бы обратить внимание переводчикам?
— На произведения поэта и мыслителя Лечи Абдуллаева – у него интересные стихи, а переведенных на русский язык очень мало, безусловно, на прозу Мусы Бексултанова, Эльбруса Минкаилова, того же Султана Яшуркаева. Советую ознакомиться с поэзией Апти Бисултанова… Что касается молодых литераторов, пишущих на чеченском языке, достойны внимания произведения Исмаила Хабаева, Аси Халиковой, Любы Арсалиевой, Аси Умаровой, Хавы Гагаевой, Фаизы Халимовой, Вахи Докаева…
— Вы долгое время работаете в литературе. Что сегодня пишете, какие ваши произведения в скором времени придут к читателю?
— В литературе я почти сорок лет. Мои избранные сочинения составили пять томов. Четыре тома уже вышли, пятый планируется издать в текущем году. Помимо этого, вышел двухтомник моих избранных произведений в переводе на русский язык.
Над чем сегодня работаю? Пишу я практически постоянно. В основном – прозу и драматургию. Параллельно – учебники по чеченской традиционной культуре и этике. Когда отдыхаю от прозы, пишу стихи, устав от поэзии, переключаюсь на драматургию – вот такой круговорот.
В ближайшее время надеюсь завершить несколько рассказов для нашего журнала. Кроме того, пишу роман, посвященный трагическому этапу нашей новейшей истории.
Но самый оперативный для меня жанр – драматургия. Недавно в Молодежном театре «Серло» прошла премьера спектакля «Буьйсанехь адамаш» («Люди в ночи»). Это сценическая интерпретация моей одноименной пьесы. Она – о трагических событиях военного периода, о том, как люди разных национальностей поддерживают друг друга, то есть остаются людьми, несмотря на тяжелейшие испытания.
— Дальнейших вам успехов!
— Спасибо. И вам удачи.
Зарина Висаева №48 (1082) 22 июня 2013г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>